Zrelie дежурная по переезду

zrelyeporno.ru

Зовут меня Антон, 24 года, бухгалтер по образованию и специальности. Работа у меня сидячая, в бабском коллективе, но не подумайте, что я даю вволю оторваться своим амбициям, бурлящей и требующей от меня горячих поступков крови. О воздержании с некоторых пор позабыл, все-таки уже зрелый мужчина, которому не только настало время зарабатывать деньги, но и обзаводиться семьей. Избранницу зовут Наташа, хрупкая, тонконогая девушка с крепкой маленькой попой, грудью второго размера и большим влагалищем как на секс сайте zrelyeporno.ru porno zrelie растянутые губы которого могут хлопать, словно ладоши во время ходьбы. Такая диспропорция меня не смущала, ведь главное, чтобы человеком она была душевным, положительным, а не мегерой с ядовитой слюной, клыками, готовящимися перекусить мне горло за любой неверный шаг или сказанное слово. Работка у меня не пыльная благодаря эре компьютеризации, целый день сижу перед монитором и только изредка листаю бумажки, которые после обработки подшивают в толстые папки. В общем, сижу ежедневно как роботизированный механизм, с дамами особо не разговариваю, ибо молчун по природе и скромник по натуре, иногда только отвлекают молодухи, которые почему-то долго не засиживаются в коллективе и отправляются в декрет быстрее, чем я успеваю к ним привыкнуть.

Но есть у меня слабость, которая привилась еще со школьных времен – пробежки на дальние дистанции. Ноги размять хорошо, суставы проработать, чтобы раньше срока скрипеть не начали, форму спортивную поддержать, дать бой холестерину и прочим заразам, которые медленно подкрадываются с годами. К тому же моя мама, бывший медицинский сотрудник, очень часто напоминает о развитии простатита у мужиков, половом бессилии от сидячей и по сути женской работы. Доводов масса, желание есть, поэтому субботу и воскресенье я начинаю с ранней пробежки: спортивные кроссовки на ногах, компрессионные шорты для утяжки покрупневшего зада и разжиревших от недельного чаепития (это в каждой бухгалтерии приветствуется) с печеньем и конфетками бедер. Торс скрывает свободная майка, дающая плечам свободно дышать во время бега, если летнее солнце слишком припекает, использую косынку или кепку, чтобы голова не закипела, в ушах всегда наушники с бодрящей музыкой. Для считывания калорий приобрел шагомер с часами и прочими разнообразными функциями, посему внешний вид мой напоминает хипстера-бегуна, уносящего ноги от погони.

Теперь помимо болтовни, бегаю через железнодорожный переезд, стоящий в глуши города и где крайне редко сейчас проносятся автомобили, но хитрожопые автогонщики стараются дать дугу с недопустимой скоростью и при этом не жаждут обращать внимание на сигналы мигающего светофора. Один такой недоразвитый мудак слишком торопился и выехал на рельсы, машина у него большая по габаритам, заглох, стоит, не может сдвинуться с места, а тут шлагбаум начал опускаться и окончательно запер его. Ни туда и не сюда, на краю пропасти балансировал чудак, дежурная по переезду женщина с красивым именем Тома хотела помочь, но по инструкции не имела права покидать пост. Я как раз пешим образом возвращался с пробежки, пот заливал тело, жутко хотелось пить, ноги трусились от усталости и довольная улыбка, появившаяся от показателей шагомера, украшала лицо. Гляжу на приближающийся состав издалека, понимаю, что водила себе локти начал грызть и приготовился попрощаться с транспортным средством, а то и со свободой за содеянное, пытается маневрировать со слезами на глазах.

— Поднимите шлагбаум, — махнул толстозадой брюнетке Томе. – Я подтолкну, а вы, что есть сил, газуйте, должно сработать.
— Давай, парень, не подведи, моя жизнь в твоих руках! – ответил зрелый водитель, пытая как инквизитор, свой стартер.

Я смог в последний миг толкнуть авто, сам оттолкнулся от борта, поезд промчался в нескольких сантиметрах перед носом и будь там где-то открыта наружу дверь, собирали бы мои мозги по кусочкам с рельсов. Спасение было сделано общими усилиями, вот только потоком воздуха и инерцией меня отбросило назад, как раз к тому месту, где располагался задний шлагбаум, непослушные ноги не поспели за телом и удар затылком погасил свет в моих глазах.

— Парень, помнишь, как тебя зовут? – склонилась большой грудью надо мной дежурная по переезду.
— Антон! – лежал я недвижимо и впивался глазами в большую грудь нависшей надо мной женщины.
— Я Тамара, ты у меня в будке, а тот мерзавец, которого ты спас, укатил прочь. Но ничего, я его номер записала, прав лишат пожизненно.
— Вы красивая, — в каком-то бреду сказал я и тронул Тому за грудь, почувствовав, как через поролон ее поддерживающего лифчика прощупываются набухшие от адреналина соски.

После касания доек я отъехал, вернулся в чувства окоченный ледяной водой из бутылки, на затылке красовалась приличная шишка, чувства резко обострились от холода, расширенные после бега сосуды сузились, заставив меня дрожать всем телом. Напротив стояла моя русско-туркменская спасительница, она сняла пилотку, распустила длинные темные волосы до лопаток, расстегнула от жары первые две пуговицы на своей рубашке, оранжевый жилет лежал в стороне, юбка задралась чуть выше колен, видимо не поправилась после того, как затащила мое бездыханное тело в кибитку. Я много раз пробегал мимо нее, сворачивая свою шею и зарабатывая косоглазие от того, что жадно прожигал взглядом ее пухлые губы, торчащую вверх большую грудь, не как у моей Наташи. Бывало, останавливался около путей и глядел в лицо женщине, которая чаще остальных сменщиц сидела на посту, встречая и провожая поезда, а всем видом подавал, что отдыхаю. Женщина буквально излучала свет и добро, ее притягательность и своеобразная сексуальность заставляли член наливаться кровью, набухать и делать пространство компрессионных шортов для бега еще более узким. Я не стеснялся, что моя дубина в трусах будет видна Тамаре, думал, она не рассмотрит ее с расстояния нескольких метров, хотя сам я как на ладони разглядывал узкие плечики, тонкую, стройную талию, широкие как у бегуньи бедра с крепкими икрами. Дама напоминала своим силуэтом античную статуэтку, которая вынуждена по долгу профессии прятать вся эти возвышенности под униформой, сейчас же каждую деталь я мог разглядеть еще ближе. Из-за куполообразных титек мой член стал расти, я не был уверен, что теперь двадцатисантиметровый штырь будет незаметен.

— У тебя посттравматический шок, лежи, не двигайся. Я сейчас вызову скорую!
— Тамара, да? Не нужно, я в полном порядке.
— Уверен? Ты отключался на время, возможно, у тебя сотрясение мозга.
— Нет-нет, не беспокойтесь, обычное спортивное переутомление, плюс солнце напекло в голову.
— Часто тебя здесь вижу, бегун. От таких проблем меня избавил, ты даже не представляешь! Спасибо тебе огромное!

Тётя вжалась в меня всем телом, позабыв о пошлой выходке с гинекологическим ощупыванием груди, сложила руки на шее, ладони положила на плечи, я же ответил взаимностью, ощупывая талию. Случайно рука скользнула ниже, я почувствовал округлый бугор ягодицы, пташка трепыхнулась, но юркие пальцы уже начали изучать архитектурные закругления, идеальные выступы между сомкнувшихся ног. Чувствовался сильнейший жар между твердых ляжек Тамары, наливные сиси тоже начинали обжигать мою мокрую грудь и воспламенять в душе огненную страсть. Нужно было решиться на отчаянный поступок, предав Наташу и соблазнив зрелую женщину, поэтому последовал самый упоительный поцелуй, мой язык с силой протискивался между сжатых губ, уперся в ровные белоснежные зубы. Напор на всех фронтах заставил дежурную сдаться, выпустить навстречу язык, ослабить сжатие бедер, дать пощупать ее сырое нутро.

— До следующего поезда пятнадцать минут! – известила меня Тома. – Ты должен закончить за десять!
— Успеем! – жарко выдохнул я в лицо даме и потянул ее к себе на старый, продавленный диван.

Одежда полетела прочь, великолепие потрясающего, зрелого тела было изумительным, волосатый лобок заставил меня ощутить новую силу прилива эрекции, член, будто каменный замер в одном положении и тупо упирался в гладкий живот самки. Тома улеглась на меня всем своим весом, черенок не преломился, я смазал пальцы слюной и отправил их гастролировать в скользкий плен влагалища, когда вязкая, тягучая смазка собиралась на пальцах, я смазывал задний проход стонущей дамы.

— Быстрее будет в 69, оба удовлетворимся и время сэкономим для второго раза! – простонала чертовка откуда-то из гортани сдавленным сипом.
— Ты сверху, люблю видеть прелести в полном объеме!

Жопастая цыпочка с грацией тигрицы переметнулась лицом к моему пылкому, трепыхающемуся от спазмов эрекции красногвардейцу, нежные руки ухватили ствол и мошонку с яйцами, ласковый поцелуй перед отсосом отравил мой рассудок сладким хмелем. Молочные сиси возились по моему животу, соски как бусинки в шариковых ручках рисовали по моей коже, будто по холсту замысловатые рисунки, перед лицом образовалась коричневая плотская даль. Темно-коричневый оттенок половых губ казался черным из-за обилия волос, клитор розочкой мерцал внутри шоколадного лакомства, пятикопеечный по размеру анус резко собирался в сморщенную точку, которая снова расцветала пышным бутоном. Я потянулся губами к горошине, появляющейся и половых губ, ухватил ее резким движением вместе с лишней мягкой плотью, из-за чего тома судорожно стала труситься и застонала на всю свою будку. Язык растлил катышек, проник в тихий, чавкающий от выделений омут, заставив от кислоты взыграть мои скулы и выпустить дополнительный приток слюны. Громкий плевок распыляемой слюны смочил анус и киску Тамары, после чего средний палец начал непостижимо давить на вход в попу, а большой отправился на поиски точки G.

— Антон, ты гений! – выпустила пар и мой член изо рта партнерша. – Заставь меня кончить еще раз, перед тем как оттрахаешь.

Что можно было ответить на такую просьбу? Я торопился, поэтому все телодвижения были очень быстрыми, судорожными, конвульсивными, не было времени насладиться круговыми ожогами моего пениса, блуждающего в закоулках ротовой полости дамы. Анальная мастурбация, дополненная оральным ублажением клитора, исполнили мечту Тамары, она взвыла хриплым скулежом, безропотно стала дрочить мой член, ее сжатый кулак не мог еще долго (секунд пятнадцать по моим меркам очень долго) расслабится. Женщина выдрачивала себе в рот сперму с прытью горнолыжника, держащего палки в руке во время гонки перед финишной лентой, сладкая боль отдавала в уздечку, тыльная сторона сжатой ладони ударяла со всего маху по гениталиям. Мы оба завелись как автогонщики, уступать никто не собирался до победного завершения и когда нектар жизни прекратил изливаться в трахею заглотившего рта, я выдал протяжный крик удовлетворения. Дежурная взглянула на часы.

— Антон, пять минут в запасе! Возьми меня в попу, мне терять нечего уже.
— Зачем спешить? Я могу подождать, пока состав проедет. С такой знойной женщиной с удовольствием выпил бы чаю перед тем, как продолжить содомировать.
— И правда, чего я гоню как скорый поезд? Совсем ты мне голову вскружил, удалец.
— Это кто кому вскружил, я себе места не нахожу уже сколько времени, специально сюда бегать начал, чтобы поглазеть на вас.
— Никаких «Вы», у нас с тобой взрослые отношения с этого момента и то, что я немного старше ничего не меняет. Зови меня Тома, а лучше Томочка, мне так куда приятнее и душу греет!

Кам-бэк Тома завершила, едва последний вагон проскочил мимо ее острого носика, глаза горели, как угли в топке, куполообразная грудь вздымалась все выше, соски проступали сквозь рубашку, а лифчик все еще лежал у меня на руках, его аромат был божественным и напоминал мне о французских духах. Мой мускул дамского восхищения пестро вздымался из паха как вымпел над зданием, искушенная женщина приближалась от входной двери как дикая киска, ступающая аккуратно своими лапками, имеющими способность выпускать острые коготки и глубоко впиваться в человеческую плоть. Замок юбки знакомым звуком извести, что собачка пала вниз и молния расстегнулась, жилетка повисла на дверной ручке при входе, пуговицы на рубашке начали трещать, обнажая соски. Я сблизился с Томой, ухватился руками за мягкую грудь и словно скалолаз стал мять ее соски, впиваясь пальцами в наливающиеся бидоны, дойки стали твердеть и подпрыгивать при бросках как напружиненные.

— Нужно все равно торопиться, путейцы по плану сегодня должны осматривать мой участок.
— Лучше скажи, что любишь скоростную езду.
— И это тоже, не люблю монотонное, убаюкивающее толкание тел, секс должен быть страстным, опасным, обжигающим.

Я упал лицом в ложбину между грудок, потом вылизал приятно пахнущую кожу, укусил нежно каждый сосок, доведя тем самым дежурную до пред-оргастического состояния, она вся текла между ног и стеснительно протирала бедра, потому что не успела надеть трусов. Скажу честно, их я украл в качестве сувенира, чтобы дома наслаждаться запахом ферментов из сочной пилотки. Сокровищница пускала прозрачный сок, который вскоре смешался с моей слюной во рту, язык медленно пробирался вверх, потому что я начал вылизывать письку с колен, не позволяя дежурной согнуть свои ноги. Вскоре голова оказалась у нее под просторно болтающейся юбкой, запах влагалища меня неистово завел, с нечеловеческим остервенением я начла мять кожу ног, пытался влезть целиком в отверстие, но дальше косточек на руках дело не дошло. Тома извивалась как змея, впиваясь пальцами в трапециевидную мышцу спины, пояс юбки она дотянула до груди и поджарые бедра обнажились предо мной. Жарких тысяча и один поцелуй последовали во внутреннюю часть ляжек, после чего я поднял самку на руки и положил на диван, в котором приходил в сознание.

— Сделай это жестко, пожалуйста! Трахни со всего маху, чтоб у меня в ушах зазвенело от хлопка.
— Тогда лучше делать это раком. Ты же не будешь противиться, если я обе дырочки отымею?
— Какие наивные вопросы, неужели ты не понял, что тебе все можно?!
— Спросил для учтивости.

Я начал лихорадочно долбить щелку у провисшего лобка с нестриженым газоном, пальцами прорабатывал попу Тамары, и внутри гофрированная поверхность отзывчиво раскрывалась, анус только строил из себя неприступный вход в пещеру, а когда я поднес скользкий член с пламенной головкой к нему, раскрылся без какого-либо заклинания. Глубина канала радовала, своей бездонностью попа напоминала пропасть, в которую въезжает бур перед заливкой концентрированной смеси. От близости дежурной становилось так хорошо, что голова вскоре рухнула на обмякшие руки, только ногти пытались прорвать ткань дивана, когда началась эякуляция. Я вжался всем членом в дырочку, моя мошонка начала просачиваться в отверстие, но гениталии как остановочный механизм не позволили половому агрегату с придатками провалиться вовнутрь котлована блаженства. Последним сильным рывком был вызван поток спермы, осада крепости завершилась расплескиванием мутной суспензии через коричнево-красную кромку кольца ануса, тома блаженно застонала и разогнула колени, выпрямляясь в полный рост. Затопленная кишка булькала, создавала на поверхности задницы белесые пузыри, а наполнитель моего агрегата начал медленно стекать в выемку между ног, задерживаясь на волосатом лобке перед тем, как тонкой нитью начать свисать. Весь диван оказался заляпан ферментами наших тел, одежде Томы тоже досталось порядочно, но она не парилась, просто протерла ее влажной тряпкой.

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s